Понедельник, 23.10.2017, 22:04
Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Музыкальное обучение

Пение (обучение в СССР)

Об исключительно важной роли пения как для обще­го музыкального развития ребенка, так и для развития его отдельных способностей, сказано много справедли­вых слов, и нет необходимости их повторять. Обратимся непосредственно к практике работы.

Чистота интонирования и развитие голоса продолжа­ют оставаться острыми проблемами. Даже у большей части учеников IV класса не развит в самом элементар­ном смысле — голос, и они плохо интонируют.

 Учите­лям приходится тратить много энергии для исправления этих недостатков. Но сделать это не всегда удается — то ли потому, что вообще очень трудно, то ли потому, что не хватает времени на уроке, то ли из-за разных физиологических недочетов у детей. Достичь в классных повседневных условиях идеального интонирования почти никогда не удается, и это не должно тревожить. В IV классе недостаточная чистота интонирования часто обу­словлена неразвитостью голоса, в старших классах — мутацией. На все это надо смотреть трезво: учитель лишь в редких случаях имеет реальную возможность работать отдельно с каждым плохо интонирующим уче­ником. 

Во время школьного урока нельзя долго зани­маться с тем или другим ребенком индивидуально, так как это нанесет ущерб всему классу. Остается один путь — помочь детям в процессе коллективного пения. Можно, конечно, порекомендовать при подходящей воз­можности поработать с некоторыми ребятами индиви­дуально. Но вообще-то говоря, спешить нечего: с общим музыкальным развитием налаживается и чистота инто­нирования. 

Впрочем, во время коллективного цения мы стараемся держать таких детей в поле нашего внимания, не унижаем их, а, напротив, при малейших достижениях хвалим. За плохое интонирование мы никогда не ставим плохих отметок. Это было бы не только ошибкой, но и нанесло бы большой ущерб ребенку. Он ведь не виноват (особенно, если у него не все ладно с голосовым аппа­ратом), что никто не научил его интонировать. 

Детей, не обладающих музыкальным слухом в той степени, что­бы не суметь проинтонировать элементарную песню, поч­ти нет. Существуют лишь дети с более или менее разви­тым слухом, со здоровым и нездоровым голосом, пою­щие только в низком или только в высоком регистрах. Там, где в семье поют и звучит музыка, где хорошо по­ставлена музыкальная работа в детском саду и в на­чальных классах, там почти все дети умеют петь и пра­вильно интонировать. А если всего этого нет, нельзя сваливать вину на детей. 

К тому же посмотрите как часто эти «бездарные» дети отлично чувствуют ритм, внимательно исполняют свою партию в небольшом клас­сном оркестре, как они импровизируют, сосредоточенно слушают музыку, и вы убедитесь, что они так же музы­кальны, как и многие остальные!

Основное внимание во время распевания (в IV клас­се примерно по три-пять минут на каждом уроке) мы обращаем на развитие чистого интонирования и пра­вильного пения. Любое распевание должно преследовать какую-либо цель —| развить дыхание,; интонирование, дикцию и артикуляцию, диапазон, технику пения, тембр и звучность голоса и т. д. Бесцельных распеваний (лишь бы «согреть голос») мы не признаем. Для распевания мы стараемся подбирать красивые и интересные для детей упражнения (в отдельных случаях с юмористиче­скими словами или слогами, передающими явления при­роды); иногда используем характерные интонации из песен или из прослушанных произведений, иногда — им­провизируемые упражнения.

Мы не разрешаем детям, конечно, петь громко, гру­боватым и открытым звуком: петь нужно ..негромко, но звонко. Особое внимание уделяем пению длинных нот, так как дети, особенно начинающие, обычно не умеют тянуть звук, а между тем, пение протяжных звуков спо­собствует развитию голоса, дыхания, интонации и мно­гих других качеств.

Важное место занимает работа, направленная на уве­личение диапазона. Для распевания, для художествен­ного пения и для сольфеджио используются разные диа­пазоны. Для того, чтобы песня красиво звучала, допу­стим, в пределах от до первой до до второй октавы, при распеваний дети должны уметь петь в неменьшем диа­пазоне, чем от си-бемоль или ля малой до ми-бемоль или ми второй октавы. Что касается сольфеджированйй, то тут диапазон должен быть еще меньше, чем при пе­нии песен.

При распеваний, как, впрочем, вообще на уроке, главное — не тратить зря время. Мастерство хорошего педагога в том-то и состоит, что он ясно представляет себе, для чего дает то или другое задание, чего не хва­тает его воспитанникам!

Песни мы разучиваем двумя путями: по слуху (более сложные) и по нотам. От разучивания по слуху мы не отказываемся ни в одном классе, даже в старших. На начальном этапе музыкального воспитания дети способ­ны спеть по нотам лишь такие песни, которые состоят из немногих звуков. По слуху же они могут спеть до­статочно сложные песни в диапазоне октавы и больше. К тому же умение петь по слуху развивается быстрее, чем по нотам, так как на протяжении каждого года совершенствуются слух, чувство ритма, память, техника пения, что создает условия для исполнения все более сложных песен. И в последующие годы сольфеджирова-ние не может догнать пение по слуху, оно лишь помо­гает ему.

Пение по слуху как, впрочем, и пение без нот тех песен, которые первоначально разучивались путем соль-дефжирования, позволяет, кроме всего прочего, уделять большое внимание качеству исполнения и разрешать ряд важных художественно-интерпретационных задач (среди них — фразировка, динамика, артикуляция). Сверх того, пение по слуху предоставляет возможность разучить в течение года сравнительно большое число песен, тем самым расширить репертуар и сделать его разнообраз­ным по тематике (в него обычно входят лирические, на­родные, пионерские песни, а также песни о героях, со­бытиях, природе, временах года, праздниках).

Разучивание новой песни должно быть оперативным. На первом уроке на это разрешается тратить не больше,

чем восемь-десять минут; в противном случае разучи­вание начинает надоедать детям, притупляет их внима­ние и активность (к тому же нельзя петь за счет време­ни, которое должно быть уделено другим звеньям уро­ка). Лучше разучивать песню на четырех уроках по нять-восемь минут на каждом, чем двадцать-двадцать пять минут на одном.

На первом уроке мы предлагаем основное внимание обратить на разучивание мелодии. Поэтому ограничи­ваемся только одним словесным куплетом. Большое зна­чение придаем тому, как учитель исполняет песню: петь он должен естественно, не демонстрируя своих вокаль­ных данных, не слишком громко, как можно ближе к детским возможностям. Он исполняет песню несколько раз, ставя при этом разные задания (определить харак­тер, запомнить слова, петь тихо как бы «про себя» одно­временно с учителем и т. п.). Эти разнообразные зада­ния— необходимая сторона работы, так как сами дети еще не способны обратить внимание на важнейшие мо­менты в песне.

Вместе с тем это кладет начало ее разучиванию, во время которого следует сосредоточить внимание на бо­лее трудных местах (скажем на тех, когда на один слог падает несколько звуков, на мелодических скачках, на длинных нотах, на ритмических особенностях и т. п.). Такие места можно выделить и исполнять отдельно — в замедленном темпе, со словами и без них. Подчерк­нем: после впечатляющего показа песни и хорошего ее анализа дети обычно очень легко ее разучивают. Вот почему все песни, предназначенные для разучивания по слуху, мы записываем на грампластинках в исполнении лучших детских коллективов. Такого рода записи очень помогают учителю, особенно тому, которому по тем или иным причинам самому трудно петь.

Саму песню, если она исполняется целиком, а не разучиваются ее наиболее сложные фрагменты, следует петь в положенном, не замедленном темпе. Замедление, с одной стороны, искажает характер песни, а с другой, стороны, усложняет и затрудняет вокальную технику, дыхание.

Песня быстрее и лучше запоминается, если ее поют не только со словами, но и на разные слоги (например, ду, лю, ля, ту и т. п.). Дело в том, что пение без слов концентрирует внимание детей на самой мелодии й именно поэтому способствует быстроте запоминания.

Ритмическое сопровождение (хлопки, притопы, ис­пользование ударных инструментов) иной раз облегчает разучивание песни, так как вносит ясность в ее ритмиче­ский рисунок и разнообразие в исполнение. Мы чаще всего пользуемся тремя вариантами ритмического акком­панемента: равномерными  ритмическими долями, рит­мом мелодии и остинатным ритмом. Вот один из при­меров:

В процессе разучивания песни мы рекомендуем при­держиваться такого правила: когда поет учитель, уче­ники слушают; когда поют ученики — слушает учитель (и одновременно руководит их пением). Если он поет вместе с учениками, то не имеет возможности с той же тщательностью вслушиваться в пение своих воспитанни­ков. К тому же надо беречь свой голос К

Уже с IV класса мы вводим элементы двухголосия, прежде всего легкие двухголосные каноны. Понимание двухголосия и овладение им подкрепляется с разных сторон: в это же время дети учатся исполнять ритмиче­ские каноны, сольфеджировать каноны и слушать кано­ны в записи. В V классе к канонам добавляются лег­кие полифонические и гомофонические двухголосные упражнения и песни. Двухголосное пение, если последо­вательно его вводить, наши дети усваивают без значи­тельных трудностей. Этому, вероятно, помогает то обстоятельство, что традиции двух- и трехголосного йенйя еще живы в народе.

Когда поются двухголосные песни, мы не разделяем детей, особенно в средних классах, раз и навсегда на первые и вторые голоса, и каждый ребенок поет оба голоса. Это необходимо как для развития слуха, так и для того, чтобы научить петь и первые и вторые голоса. Естественно, что подбираются песни, удобные по диапа­зону для всех детей.

     Воспитание ритмического чувства

Категория: Музыкальное обучение | Добавил: Профессионал (01.06.2011)
Просмотров: 780 | Комментарии: 1 | Теги: музыкальная школа | Рейтинг: 5.0/1

Смотрите также
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]